Интервью директора Министерства здравоохранения Моше Бар-Симан Това

Ответы на вопросы корреспондента сайта «Вести» — www.vesty.co.il и телеведущего 9 канала

 

— Главная претензия к Минздраву – это количество проводимых проверок на коронавирус. Почему вы не делаете больше, ведь чем больше проверок, тем больше информации о распространении коронавируса?

— Это то, что можно назвать «фейк-ньюз». Израиль делает больше всего тестов на душу населения в мире, и мы продолжим наращивать число проверок. Конечно, одни проверки не позволят нам прекратить карантин

— Почему не проводятся проверки всех жителей домов престарелых?

— У нас, как и во всем мире, не хватает наборов для проверок. Но сейчас мы вместе с нашими силовыми структурами пытаемся приобрести дополнительные наборы. Однако, если в каком-то из домов престарелых произойдет заражение, то, согласно нашим правилам, мы будем проверять всех контактных с ним лиц.

— Как нужно вести себя в праздник Песах?

— Мы серьезно опасаемся усиления эпидемии в праздник Песах. При том что на сегодняшний день мы находимся в неплохой ситуации с точки зрения темпов её распространения. Однако если люди будут встречаться, как принято на Песах, это приведет к новой вспышке. Потому мы призываем людей в этот Песах оставаться дома.

— Есть какая-то связь между тотальным карантином, вступившим в действие 7 апреля, и ситуацией в ультраортодоксальном секторе?

— Нет такой связи. Мы изначально рассматривали Песах как опасную точку, требующую особых мер предосторожности. К сожалению, есть немало граждан, которые не видят этой опасности. Но мы уже достаточно хорошо знаем, что коронавирус распространяется из-за того, что люди встречаются и контактируют друг с другом. Поэтому все наши усилия направлены только на одно — минимизация таких контактов. Мы не можем допустить, чтобы Песах стал переломным моментом утраты контроля. Повторяю, этого мы допустить не можем. То же самое касается супермаркетов и других мест, где возможны излишние скопления людей.

— Вернутся ли к учебе 50 000 детей с особыми потребностями?

— Мы еще не приняли такого решения, это будет зависеть от ситуации. Если все будет хорошо, и нам удастся остановить распространения эпидемии, как это происходит сейчас, после Песаха мы можем постепенно начать возвращаться к нормальной жизни. Мы не станем торопиться, будем все проверять.

— Можете назвать хотя бы ориентировочно дату возобновления занятий в школах и детсадах? Есть надежда, что это случится после Песаха?

— Такой даты пока нет — даже ориентировочно. Нужно будет провести оценку ситуации после Песаха и решать, как поступить.

— Как вы оцениваете отношение израильтян к распоряжениям Минздрава?

— Люди прислушиваются и в большинстве своем выполняют наши рекомендации и требования. Надеюсь, что так произойдет и с требованием об обязательном ношении защитных масок вне дома — это позволит нам пойти на определенный риск и начать выход из режима ЧП.

— Удовлетворены ли вы деятельностью Минздрава? Были ли вы готовы?

— О нашей работе будем судить по результатам. У такой эпидемии невозможно полностью подготовиться заранее. Мы видим, что происходит в странах, не менее развитых — США, Испании и т. д. Пока что мы справляемся хорошо.

— Где находится Израиль в настоящий момент? Есть ли хотя бы намек на «выравнивание кривой»? Есть ли какие-то признаки, что Израиль пойдет по пути Южной Кореи, а не итальянскому и испанскому?

— Мы на перекрестке. Каждый день — новый экзамен и новые опасения. Пока мы не можем сказать: мы свою работу выполнили и преуспели. Мы контролируем ситуацию лучше, чем во многих других странах мира. Мы в лучшем положении, чем европейские страны и США. Но, повторяю, все может измениться в любую минуту.

Нужно понимать, что в Израиле все еще остается большое количество инфицированных людей. В том числе и тех, которые не подозревают, что больны, так как не чувствуют себя больными. Поэтому, если утратить осторожность, легко потерять контроль над ситуацией. Даже когда мы начнем потихоньку ослаблять режим ЧП, нам придется проявлять максимальную осторожность.

— Как обстоит дело с аппаратами искусственной вентиляции легких (ИВЛ)? Сколько у нас имеется таких приборов сегодня и наступит ли время, когда нашим врачам придется принимать невозможные с этической точки зрения решения?

— Сейчас у нас имеется более 3000 аппаратов ИВЛ. Мы работаем над получением еще многих тысяч — как путем местного производства, так и с помощью закупок за рубежом.

— Трагический сценарий с десятками тысяч больных и даже с тысячами смертных исходов в Израиле все еще реален?

— К сожалению – да. Посмотрите, что происходит в США в эти дни, и послушайте мрачные прогнозы американского руководства…

— Но в США опомнились относительно недавно. Израильское правительство, надо отдать ему должное, начало действовать на гораздо более раннем этапе.

— Вне всякого сомнения. Но я еще раз вынужден повторить: все может измениться, если мы позволим себе расслабиться. Сейчас — не время.

 

См. также: Совместное сообщение канцелярии премьер-министра, Министерства финансов и Министерства здравоохранения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *