Яир Лапид: «Вы сошли с ума, и те и другие»

 

Выступление премьер-министра Израиля Яира Лапида на 4-й ежегодной конференции IDEA по либеральной демократии,

Я хочу поговорить с вами сегодня о великой борьбе Израиля — о борьбе между теми, кто считает, что мы одна большая семья, и теми, кто пытается разрушить нас изнутри. Борьбе тех, кто верит в благо государства, против тех, кто думает только о своем личном благе.

Но перед этим я хочу напомнить вам кое-что, что вы уже знаете:

Можно победить.

Мы уже сделали это. Вместе. Мы сделали то, что никто не считал возможным: мы вышли на улицы, на мосты, мы сменили правительство, сформировали новое правительство из порядочных и хороших людей, мы принесли перемены и вернули власть большинству.

Сегодня мы знаем три вещи:

Первая —победить можно, сформировать правительство возможно. Это непросто, но сегодня мы знаем, что это реально.

Второе — победить недостаточно. Если вы хотите, чтобы это продолжалось, вам нужна как можно большая правящая партия, чтобы возглавить правительство.

И в-третьих, мы знаем сегодня, какой мы хотим, чтобы эта страна выглядела. Мы знаем, где проблема, и знаем, как найти решение.

Проблема в том, что нам удалось изобрести миллиардные стартапы, но мы не смогли подавить насилие внутри себя. Мы изобрели «Вейз», но не нашли способа объединить общество, позаботиться о слабых, дать нашей молодежи возможности и надежду.

Проблема в том, что мы потеряли по дороге семью, которой мы являемся, силу, которая у нас есть, когда мы вместе.

Это то, что мы должный вернуть. У нас есть работа и миссия: сохранить демократический Израиль, правовое государство, уважающее своих граждан. Не отдать контроль в руки экстремистам, которые есть среди нас.

Умеренные и порядочные люди понимают, что жизнь сложна. Любой, кто говорит, что есть только черное и белое, приведет нас к краю пропасти. Нет ничего, чем можно было бы управлять, используя метод крайностей. Ни семьей, ни бизнесом, ни страной.

Роль правительства состоит в том, чтобы ежедневно справляться со всеми главными противоречиями нашей жизни. Каждое утро вставать заново и восстанавливайте баланс в мире, который грозит сойти с ума. Не позволяйте экстремизму завладеть нами. Давайте людям новые возможности, а не пугайте их постоянно.

Все основные понятия нашей жизни противоречат друг другу. Они не дополняют друг друга, они конфликтуют. Еврейское и демократическое государство — это конфликт. Свободный рынок против помощи слабым — конфликт. Безопасность против прав человека, национальные интересы против либеральных, свобода против равенства, все это конфликты.

Мы все, например, хотим равенства, но есть одна проблема: я люблю своих детей. Всю свою жизнь я много работал, чтобы дать им больше возможностей для достижения успеха. Кто-нибудь может запретить мне помогать им оплачивать обучение в университете?

Крайне левые говорят, что либо все получат равно, либо никто. Крайне правые говорят, что бедные виноваты в том, что они бедны, это их проблема. В отличие от них, в этом году мы провели реформу «От формы – к образованию», которая дает демобилизованным солдатам возможность бесплатно получить первую степень.

Это не идеальное решение. Оно не решит все пробелы. Оно лишь сделает ситуацию немного лучше, а потом еще немного немного лучше. Новое правительство ни разу не заявляло, что у него есть идеальные решения. Оно приложило большие усилия, чтобы справиться с реальными проблемами реальных людей, живущих в реальном мире.

Еврейское и демократическое государство — это встроенный конфликт. Государство одной религии, одной национальности, одной генетической группы — это государство, имеющее фундаментальное напряжение в своей демократии. Она не будет решена, но ее можно сделать менее острой.

20% населения страны составляют арабы. Мы можем и должны дать им гражданское равноправие. С другой стороны, мы не даем им национального равенства, потому что это единственное государство, которым владеют евреи, и мы не собираемся отказываться от еврейской идентичности Государства Израиль.

Как вы это решите? У экстремистов есть абсолютные решения. Создайте государство всех его граждан или изгоните их отсюда. Ни того ни другого не будет. Это не теоретическая проблема, и это не теоретические люди. Итак, мы в правительстве пошли и составили пятилетний план для арабского сектора.

Мы создали команду, которая борется с преступностью среди арабских граждан и уже резко сократила количество убийств. Мы улучшили ситуацию в больницах сектора, в арабском образовании, начали создание и упорядочение бедуинских поселений в Негеве. Недостаточно хорошо, но лучше, чем было.

Я полагаю, вы поняли принцип, но последний пример: безопасность и права человека. Битва титанов. Экстремистский национализм говорит, по отношению к террористам нет законов войны, стреляйте им в голову даже когда они уже обезвреженные лежат на земле.

Не стоит также забывать, что в данном случае есть и экстремисты с противоположной стороны. Те, кто обращается в ООН и CNN с жалобами на ЦАХАЛ, помогают BDS и кампании, заявляющей, что Израиль является государством апартеида.

Мы говорим: вы сошли с ума, и те и другие. Сила ЦАХАЛа и безопасность Израиля являются результатом ценностей, военной дисциплины, основанной на четких законах народной армии, на либеральных ценностях современной демократии, которую мы разделяем с теми же Соединенными Штатами, которые помогают вооружать ЦАХАЛ.

Это сложная картина и сложная дискуссия, и нам приходится разбираться с ней каждое утро. Это искусство жизни, это дело правительства — взять на себя ответственность. Каждый день сталкиваться с фундаментальными противоречиями, из которых состоит эта страна, и решать их.

С другой стороны, есть экстремисты, которые тащат нас на опасные тропы. Каждый по своим причинам. Нетаниягу из-за суда, Бен Гвир из-за того, что он был и остается человеком, который повесил в гостиной фотографию убийцы Баруха Гольдштейна.

Их предвыборная кампания говорит, что они подавят суд, левых, центристов, умеренных правых. Они говорят: мы сокрушим кнессет, уволим юридического советника, примем французский закон, мы будем здесь ради мессианства. с премьер-министром, который заботится только о себе.

Это заразно. Это полемика, которая хочет управлять миром в крайних и абсолютных значениях. И так во всех сферах. От насилия над женщинами у Стены плача до протеста против вакцин. Политическое пространство — это не посредник — это конфликт.

Вот почему для нас это более критично, чем когда-либо. Мы семья, потому что семья — это место, где даже если ты с кем-то не согласен, ты все равно с ним связан. Единство важнее любых разногласий.

Если здесь есть кто-то, кто чувствует, что он недостаточно силен перед лицом экстремистов, у меня есть еще один аргумент в пользу нашего пути: он побеждает. Экстремисты кричат ​​громче, но в здравомыслящем демократическом мире побеждают люди умеренных взглядов.

Макрон снова победил во Франции. До того Шульц в Германии, за ним последовал Кисида в Японии. В США люди забывают, что до того, как Байден победил Трампа, он обошел на праймериз в Демократической партии длинную череду левых прогрессистов, которые обвиняли его в том, что он занимает слишком центристские позиции

Умеренные и здравомыслящие побеждают, потому что люди не хотят ненавидеть своих соседей. Они хотят научиться жить с ними. Они понимают, что жизнь — это не на 100% то, что я хочу и не на 100% то, что ты хочешь.

Они это понимают, потому что так происходит у них в семье и на работе. И они смотрят на Бен-Гвира и говорят себе: я не готов к тому, чтобы моя страна выглядела так, и я не готов к тому, чтобы моя жизнь выглядела так.

Экстремисты умеют кричать и маршировать, но очень плохо управляют государством. Мы доказали это в этом году. При всей сложности коалиции мы провели реформы, которых здесь не делали годами.

Мы сократили безработицу, сократили дефицит госбюджета, вывели экономику на высокие темпы роста, мы приняли закон о бесплатном получении первой академической степени для солдат, закон об инвалидах, увеличили помощь пережившим Холокост, приняли программу предотвращения насилия в арабском секторе.

Каждый из этих шагов включал в себя компромиссы, соглашения, большую закулисную работу. Мы приняли «Закон об инвалидах» в 2.30 ночи вместе с оппозицией. Вот как мы работаем. В этом суть разумного компромисса.

Если вы не умеете идти на компромисс, ничего не делайте. В нашем правительстве есть люди, которые верят в аннексию и голосовали против аннексии, и есть люди, которым не нравится реформа в сельском хозяйстве и которые голосовали за реформу в сельском хозяйстве. Это тяжело, но взамен мы получили функционирующее правительство, которое спасло Государство Израиль.

Вот как это работает. Вот как это должно работать. Это не отказ от своих принципов, это вопрос приоритетов ради общества и государства. Это понимание того, что жизнь сложна, и разные люди должны научиться жить вместе и при этом хорошо жить.

Государство Израиль сталкивается с большими проблемами. Иран — это вызов. Терроризм — это вызов. Пятнадцать лет здесь не заботились о росте стоимости жизни. Мы должны вместе противостоять этим вызовам. Раскол нас ослабляет, связи укрепляют.

Это то, что мы делаем здесь сегодня, с вами вместе. Налаживаем связи в израильском обществе. В этом суть этой встречи. Здесь люди с разной историей, с разными мыслями, но с общей целью: сделать Израиль сильной, прогрессивной и процветающей либеральной демократией.

Это всегда была правильная идея, в прошлом году она также победила. Давайте позаботимся о том, чтобы он продолжал побеждать.

Источник: https://www.facebook.com/lapid.ru/posts/pfbid02jNKVATxg38mWqqpDrEiXM9Au6hnwgCDoGfWrM8o4BxXL6VdchYG5UeKybMsh8Vvwl

 

Террористы должны понять, что с нами шутки плохи

Выступление премьер-министра Яира Лапида на церемонии в честь восьмой годовщины операции «Нерушимая скала», в воскресенье, 10 июля.

 

Прошло восемь лет с тех пятидесяти трудных дней, в течение которых ЦАХАЛ сражался в Газе в ходе операции «Нерушимая скала». Пятьдесят дней, в течение которых наши войска нанесли серьезный ущерб инфраструктуре террористов, а также дней, когда мы понесли тяжелые потери на фронте и в тылу.

Я был членом кабинета министров во время «Нерушимой скалы». Ничто в жизни не подготовит вас к этому моменту, когда вы отправляете армию в бой. Тот, кто не вернулся, выжжен в душе у всех нас. У нас есть священное обязательство вернуть для похорон в Израиле наших мучеников Адара Гольдина и Орона Шауля, да будет благословенна их память.

Государство Израиль из поколения в поколение обязано своей безопасностью своим героям. Они наша настоящая «нерушимая скала», они наш «железный купол».

За последний год израильское правительство проводило политику нулевой терпимости к террористам из Газы. На каждое враждебное действие немедленно реагировали, давая противнику понять, что с нами шутки плохи.

Эта политика была профессионально проведена силами безопасности и зарекомендовала себя. То, что считалось невозможно остановить, например зажигательные воздушные шары, чемоданы с наличными долларами и периодические обстрелы из сектора Газа, было почти полностью остановлено.

Чтобы не допустить следующую «Нерушимую скалу», Государство Израиль должно придерживаться двух принципов: первый, как было заявлено, это нулевое терпение к терроризму, нулевое терпение к обстрелам и любому нанесению вреда израильтянам.

Второй принцип заключается в том, что надо дать понять гражданскому населению Газы, что можно жить по-другому. Им надо надавить на ХАМАС, чтобы те прекратили стрелять по Израилю. С этой целью мы расширили разрешения на работу в Израиле для жителей Газы и продолжаем продвигать план «Экономика в обмен на безопасность».

Долгое время у нас на столе были только две альтернативы: оккупация Газы или бесконечные раунды боевых действий. Наша работа заключается в поиске лучших вариантов. Мощь ЦАХАЛа дает нам свободу действий в Газе, но ее мощь также дает нам свободу экономических и политических действий.

Борьба с терроризмом не является политическим вопросом. На поле боя и на кладбище нет правых и левых, нет отличий между светским и религиозным, друзом и евреем. Перед лицом ХАМАСа мы едины.

Из великой боли мы вырастаем как единый народ. Жертвы «Нерушимой скалы» погибли не для того, чтобы израильское общество распалось изнутри. Лучший способ сохранить их память — это также помнить о цели, ради которой они пожертвовали своими жизнями: безопасность каждого гражданина и большое, сильное и единое Государство Израиль.

Наши враги должны знать, что мы противостоим им вместе. Что израильское общество сильнее любых споров. Что сила Израиля — это сила единства. Что в нашей жизни и смерти никто не сможет разделить нас.

Если мы знаем, как умереть друг за друга, мы должны также знать, как жить друг для друга. Если мы знаем, как вместе сражаться против врага, нам нужно знать, как вместе бороться за общее благо.

В этот день, в это время, когда раскол и раздоры угрожают израильскому обществу, я смотрю на это кладбище и напоминаю всем нам: то, что нас связывает, важнее того, что нас разъединяет. Наша сила в нашем единстве».

https://www.facebook.com/lapid.ru/posts/pfbid0xYErhHv3VnVMJDRyG6AoLVFpLKaRRM67kxsyJHgtmd7Ro1bstwCrr1H8dTqhEeaJl

Великий проект Ицхака Шамира, его великое наследие — это единство

Премьер-министр Яир Лапид на государственной церемонии памяти покойного премьер-министра Ицхака Шамира:

 

В 1984 году политическая система Израиля зашла в тупик. Ни у одного политического лагеря не было нужного числа мандатов, необходимых для формирования правительства. Разные лидеры согласились сотрудничать, но только в том случае, если они сами будут у власти. Государство Израиль оказалось на грани беспрецедентного политического кризиса.

Израиль вернулся к нормальной ситуации только тогда, когда Ицхак Шамир решил отказаться от своего эго и предложил Шимону Пересу первую позицию в ротации на посту премьер-министра. Шамиру очень не нравился Перес, но он понимал, что любовь к Израилю — это не просто лозунг. Это ответственность, возложенная на плечи лидеров.

«Национальное единство, — заявил он на инаугурации правительства, — это не только вопрос удобства для депутатов и парламента. Самим своим созданием и существованием это правительство будет передавать послание единства, близости сердец, любви к Израилю и реального сотрудничества между политическим руководством страны и всеми слоями общества».

Шамир считал, что есть один народ Израиля, и роль лидеров заключалась в том, чтобы объединить его сыновей и дочерей, а не поссорить их.

Я много думал о Шамире, когда формировал второе ротационное правительство Израиля. О его приверженности единству, о том, что он всегда думал о национальных интересах, а не о личных. В этом я горжусь тем, что являюсь его учеником.

Шамир понимал, что среди израильского народа, особенно среди сионистского большинства, есть общий интерес, который превыше того, что разделяет. Тот, кто потерял семью во время Холокоста, стал дерзким подпольщиком и легендарным шпионом, не соглашался видеть, как его народ разрывают надвое. Он не мог видеть, как его государство разваливается.

В то же время Шамир понимал, что единство не означает принятия какой-либо позиции или бегства от моральной борьбы. Шамир был идеологически правым самого жесткого толка, но, когда расист — раввин Кахана выступал в кнессете, премьер-министр Шамир вставал и уходил с пленума.

Он знал, что народ Израиля был обречен жить с мечом в руках, но еврейская история также обязывает нас осуждать расизм, отвергать фашизм, быть нравственными людьми.

Я рекомендую каждому студенту-кинематографисту взглянуть на подпольную жизнь Шамира. В 1946 году англичане преследовали его по всей Земле Израиля, и он скрывался от них, используя переодевание и различные уловки, не прекращая вести борьбу за страну.

Он был схвачен британцами, сбежал из тюрьмы, снова схвачен, переодетый раввином из Бней-Брака, британцы отправили его в печально известный лагерь в Эритрее.

Шамир также выбрался из этого лагеря, сбежав в Эфиопию, установив там связи, которые привели его в Чехословакию, чтобы закупить оружие для еврейских бойцов. Невысокий еврей с сильным восточноевропейским акцентом на самом деле был Джеймсом Бондом еврейского народа.

Со временем отважный воин стал известен как консервативный и осторожный премьер-министр. Он не хотел рисковать страной, за которую сражался всю свою жизнь. Он знал, что борьба за свободу, за суверенитет, за процветание сионистской идеи не закончилась в 1947 году.

У него была знаменитая фраза «Ну, хорошо». Так он решал любую проблему. Это было не случайно, он хотел, чтобы окружающие понимали, что его самообладание никогда не изменяет ему. Он не отчаивается, не паникует, никогда не уклоняется от своих обязанностей.

Он знал, что должен сражаться и за землю, и за душу нации. Бороться и за свои взгляды – и за единство народа. Так он ликвидировал инфляцию, боролся с терроризмом, привез эфиопских евреев и евреев из Советского Союза в Израиль.

Но великий проект Ицхака Шамира, его великое наследие — это единство. «Весь народ Израиля должен хранить полное единство, избегать гражданской войны, избегать клеветы и взаимных оскорблений, уважать друг друга», — сказал он. «Несмотря на различия, мы все один народ, каким бы ни было правительство».

Слова Шамира и особенно его дела должны служить всем нам маяком истины. Он говорил не в терминах правых и левых, а в терминах взаимного уважения и общей судьбы, перед лицом тех, кто стремится разделить народ и вызвать ненависть между братьями.

Как и его предшественники Жаботинский и Бегин, Шамир считал, что права личности и меньшинства, свобода слова и гражданские свободы являются неотъемлемой частью сионизма. Они знали, что только свободное общество, основанное на верховенстве закона, может выжить и процветать.

Шамир не терзался сомнениями, был ли он националистом или либералом, евреем или демократом. Он знал, что суть его работы заключается в том, чтобы создать правильный баланс между этим. Он понимал, что основная ответственность израильского премьер-министра состоит в том, чтобы тщательно ориентироваться, чтобы вести к общему благу.

Даже если это скрывается за политическими лозунгами, подавляющее большинство в Израиле — сионисты и либералы. Большинство правых, центристов и левых хотят жить вместе, в сильном еврейском и демократическом государстве. Ицхак Шамир заставил их почувствовать себя большинством.

Через тридцать лет после того, как он ушел из политики, и через десять лет после его смерти миссия жизни Ицхака Шамира не закончилась. Государство Израиль по-прежнему сталкивается с огромными проблемами внутри страны и за рубежом, и мы должны вместе найти способ справиться с ними.

В одном я уверен. Шамир не отчаивался. Он вставал утром и шел работать на общее благо. Работал как во благо своих сторонников, так и на своих противников.

Этот груз многих поколений теперь на наших плечах, Ицхак. И мы будем продолжать идти по этому пути.

На фото Ицхак Шамир. Источник: https://commons.wikimedia.org/…/File:Yitzhak_shamir_wh.jpg

https://www.facebook.com/lapid.ru/posts/pfbid02YzM744uX7Km33aVhA5UesBvzo5jGZRvQsB3kgtRRHmu7P1dFxKGt6P1rCWZzhgMWl

«Наши службы безопасности знают, как добраться до кого угодно и где угодно, и они это сделают»

Выступление премьер-министра Израиля Яира Лапида на заседании правительства 10/07/2022

Мы находимся на пороге исторической недели. В среду здесь приземлится президент США Джо Байден, один из лучших друзей Израиля в американской политике, который сказал о себе: «Не обязательно быть евреем, чтобы быть сионистом. Я сионист».

Этот визит связан не только с возможностями, но и с рисками. Обсуждение рисков сосредоточится в первую очередь на проблеме Ирана. Вчера стало известно, что Иран обогащает уран с помощью современных центрифуг, что резко противоречит подписанным им соглашениям.

Международный ответ должен быть решительным. Необходимо вернуть вопрос в Совет Безопасности ООН и активировать санкционный механизм в полную силу. Израиль, со своей стороны, оставляет за собой право на полную свободу действий, политических и оперативных, в борьбе с иранской ядерной программой.

Этот визит — возможность еще раз поблагодарить президента за то, что США не сняли санкции с иранских Стражей исламской революции. Иран стоит за Хизбаллой, поддерживает ХАМАС, иранские террористы недавно пытались убить израильских туристов в Стамбуле.

Израиль не будет спокойно ждать, когда ему пытаются причинить вред. Наши службы безопасности знают, как добраться до кого угодно и где угодно, и они это сделают. Мы проведем обсуждение с президентом Байденом и его аппаратом вопросов расширения сотрудничества в области безопасности перед лицом всех угроз.

Из Иерусалима самолет президента вылетит в Саудовскую Аравию, и он повезет туда от нас послание мира и надежды. Израиль обращается ко всем странам региона и призывает их наладить с нами связи, установить с нами отношения, изменить историю ради наших детей.

Новые репатрианты получат дополнительно тысячи шекелей — «реформа Белиака» вступила в силу

В последние часы работы кнессета 24-го созыва был утвержден закон, который принесет десяткам тысяч новых репатриантов дополнительно тысячи шекелей в год

В Израиле действуют тысячи законов и подзаконных актов. Среди них есть более важные и менее важные, более эффективные и менее эффективные. А есть и такие, которые являются по сути своей пустой, или почти пустой декларацией.

Такой декларацией до недавнего времени был и пункт Закона о подоходном налоге, представляющий льготные налоговые единицы новым репатриантам.

Дополнительный налоговые единицы, скидка на подоходный налог, каждая из которых равняется 2676 шекелей в год, полагалась новым репатриантам в первые 42 месяца пребывания в стране. Но сколько процентов новых репатриантов реально использовали эту льготу? Не более 25%. В сущности, проблема была в том, что максимальный льготы, 3 единицы в год, репатриант получал в первые 18 месяцев пребывания в стране. Время «акклиматизации», изучения иврита, учёбы, временных и малооплачиваемых работ, которые и так не подпадают под выплату подоходного налога. А потому их дополнительные налоговые единицы шли прямиком.. в мусорную корзину.

Одним из первых эту аномалию заметил депутат кнессета от партии «Еш Атид», аудитор по профессии, Владимир Белиак.

«Ещё до избрания в кнессет, в течение 10 лет я был советником министерства алии и интеграции по развитию предпринимательства. Работал с тысячами репатриантов. Единицы из них смогли использовать налоговые льготы в первый год пребывания в Израиле» — рассказывает Владимир Белиак.

Сразу после формирования нового правительства в 2021 Владимир Белиак подал революционный законопроект о реформе в сфере налоговых льгот для новых репатриантов.

Процесс продвижения закона был непростым и встретил на своём пути немало препон, и в кнессете, и в правительстве. Но Белиак, координатор коалиции в финансовой комиссии, при поддержке лидера «Еш Атида» Яира Лапида и председателя финкомиссии Алекса Кушнира, не был намерен уступать.

В итоге, после многих месяцев непростого парламентского процесса, новый закон, «реформа Белиака», был принят в конце июня в окончательном чтении и вступил в силу.

Новые репатрианты получат ещё одну льготную налоговую единицу, период льгот продлён с 42 до 54 месяцев, и самое главное — максимальную льготу репатрианты получат не в первые месяцы, а на втором и третьем году пребывания в стране. Реформа увеличит процент репатриантов, получающих налоговые скидки, с 25% до 70%. В Минфине признают, что с учётом новой волны репатриации, речь идёт по крайне мере о выделении дополнительных 60-80 миллионов шекелей в год на нужны новых израильтян, что делает «закон Белиака» самым значительным частным законопроектом в кнессете 24-го созыва.

«Я рад что мне удалось провести этот закон в последние часы работы кнессета» — говорит Белиак. «Есть ещё много работы и много чего надо исправить. Мы не намерены останавливаться на достигнутом».

Министр туризма Константин Развозов выступил против позиции министра внутренних дел Айелет Шакед об ограничении въезда граждан Украины в Израиль

В письме, направленном министром туризма Константином Развозовым (партия «Еш Атид») в комиссию Кнессета по внутренним делам, министр потребовал, чтобы комитет защитил вынесенное вчера постановление Верховного суда о безвизовом режиме для граждан Украины, который должен действовать и во время войны — вопреки позиции министра внутренних дел Айелет Шакед.

 

Министр Развозов пишет: «Первоначальное решение наносило ущерб туризму и нарушало правила права человека, поэтому было отменено. Многие страны мира принимают беженцев с распростертыми объятьями, и нет никаких оснований ожидать, что здесь, в Израиле, беженцы будут оставаться нелегально. Более того, даже если такие опасения существуют, я верю, что правоохранительные органы этого не допустят. Исходя из сказанного, любые попытки воспрепятствовать въезду граждан Украины в Израиль незаконны.

 

Ценности иудаизма, ценности государства Израиль не позволяют препятствовать въезду людей из страны, где идут боевые действия. Кроме того, важно помнить, что военный конфликт начался после двух лет пандемии – длительного периода, когда невозможно было приехать в Израиль даже на короткое время, чтобы навестить родных и близких. Поэтому я прошу соблюдать решение Верховного Суда и учитывать

Кабинет по вопросам пожилых граждан: помощь в найме иностранных рабочих в семьи пациентов, нуждающихся в уходе

Министерский комитет по вопросам старения населения во главе с министром благосостояния Меиром Коэном и министром социального равенства Мейрав Коэн собрался утром в воскресенье во второй раз за месяц. Комитет согласился с реализацией программы поддержки семей пациентов, нуждающихся в уходе, в том числе речь шла о специальном приложении для телефона, которое будет предоставлять всю информацию, необходимую для найма иностранных работников по уходу, оплаты, систему подачи необходимых форм, документов и курс обучения для работников по уходу. Его планируется запустить в течении нескольких месяцев.

Одна из важных рекомендаций, представленных комиссии — продолжать прямое трудоустройство иностранных работников по уходу, включающее пакет помощи и поддержки для уменьшения бюрократических процедур, связанных с прямым трудоустройством иностранных работников, возложенное на плечи ухаживающих за пациентами, и создании для них единого ресурса.

В ходе обсуждения было согласовано, что Кабинет по делам пожилых людей будет министерским органом, который сопровождает и контролирует выполнение решений правительства. Это делается для того, чтобы государственная политика соответствовала целям, поставленным правительством и для обеспечения качественной, активной и здоровой старости для всех граждан Израиля.

Израиль сегодня находится ниже порога, установленного в качестве целевого показателя по большинству параметров. Например, по отношению к проценту лет, в течение которых пожилые люди живут в добром здравии, для мужчин он составляет 56% (11,2 года), а для женщин только 47% (10,6 лет). 28% сообщают, что чувствуют себя одинокими. 40% пожилых граждан сообщают о трудностях, связанных с финансами, а финансовая грамотность составляет всего 13,7 балла из 21. 57,5% сообщают о хорошем субъективном состоянии здоровья. 37% участвуют в общественной деятельности, 22% работают по найму. 90,8% сообщили, что им есть на кого положиться в трудную минуту. Что касается цифровой грамотности, 73% используют интернет, 26,2% используют интернет для получения государственных услуг, а 64,1% ищут в интернете информацию.

Министр социального обеспечения и социальной защиты Меир Коэн («Еш Атид»):  «Этот комитет был создан с очень четкой целью: выполнить план правительства и обеспечить его быстрое и эффективное выполнение, и это то, что мы делаем. Люди, попадающие в непростую ситуацию ухода за больными, сталкиваются со многими проблемами и трудностями, и мы в этом комитете вместе с министром социального равенства Мейрав Коэн и в партнерстве с соответствующими министерствами продолжаем работать над решением имеющихся проблем».

Министр социального равенства Мейрав Коэн («Еш Атид»): «Было создано очень много правительственных команд, подготовлено много отчетов и проведены обсуждения с целью найти решения для ухода за пожилыми пациентами и помощи их семьям. Наша задача в этом кабинете — воплотить все это в жизнь — от теории до реальных действий. Мы понимаем, насколько важно выполнять каждое решение и резолюцию, которые мы выносим на обсуждение. Мы поставили перед собой цель облегчить жизнь этих людей и действуем соответственно. Вместе с министром социального обеспечения и социальной защиты Меиром Коэном сегодня мы продвигали еще одну серию вопросов для ухода за пожилыми людьми, чтобы помочь им справиться с этой сложной ситуацией. Хотя политическая реальность сложна, продвигать широкомасштабные инициативы в переходном правительстве действительно непросто, но мы продолжаем работать изо всех сил».